Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Экономика благотворительности

.

Экономика благотворительности

 

.

Краудфандинг

 

    Краудфа́ндинг (народное финансирование, от англ. сrowdfundingсrowd — «толпа», funding — «финансирование») — это совместное, коллективное сотрудничество людей (доноров), которые на добровольной основе  объединяют свои денежные средства или другие ресурсы, в настоящее время как правило через Интернет, чтобы поддержать проекты и инициативы других людей или организаций (реципиентов). Средства могут собираться на самые различные цели — финансирование стартап-компаний и малого предпринимательства, создание свободного программного обеспечения, получение прибыли от совместных инвестиций, благотворительность и многого другого. Термин «краудфандинг» появился в 2006 году.     Истоки подобных начинаний в области коллективного финансирования, можно проследить еще в раннем «адам-смитовском» капитализме, аж с XVII века, когда художники или предприниматели собирали деньги на еще не осуществленные начинания, «по подписке», в порядке меценатства, будь то арт-проект Микеланджело или путешествие для открытия новых земель. В XIX — XX веках прообразом краудфандинга служило кооперативное движение. В истории русского капитализма схожие формы финансирования — «под обещания», под честное слово — были известны. И в купеческой среде, и в крестьянской кооперативной. Основа одна — доверие. 

 

    Если говорить о современной  истории краудфандинга, то  первым успешным опытом краудфандинга можно назвать  акцию поклонников группы Marillion.  В 1997 году  они без какого-либо участия самой группы организовали и провели интернет-кампанию по сбору средств для финансирования музыкального тура группы по всей территории США. Им удалось собрать $ 60 000. Позже группа с успехом использовала этот метод для записи и продвижения нескольких своих альбомов.      Не менее ярким примером  стал опыт в области  киноиндустрии, когда предприниматель Эрик Бауманам сумел используя краудфандинг  запустить FilmVenture.com в 2002 году. А через 2 года, в августе 2004-го, французский предприниматель и продюсер Бенджамин Поммерауд и Гийом Колбок из компании Guillaume Colboc начали кампанию по сбору пожертвований через Интернет, чтобы доснять свой фильм Demain la Veille («Ожидание вчера»). В течение трех недель, им удалось собрать $ 50 000, что позволило им продолжить съёмки. Это была первая структурированная Интернет-инициатива по краудфандинговому финансированию с использованием специлизированного сайта, а также с различными предложениями-вознаграждениями для своих жертвователей: бонусы, DVD или даже присутствие на съемках. Эти инструменты стимулирования краудфандинговой программы очень активно используются в настоящее время практически всеми платформами.

    Четыре месяца спустя, в Великобритании, компания Spanner Films начала производство своего документального фильма об изменении климата Век глупцов. Команде, возглавляемой Фрэнни Армстронг успешно удалось собрать более чем £ 1 000 000  в течение пяти лет (с декабря 2004 года по 2009 год, дата выпуска), для производства и продвижения фильма. Вся съемочная команда работала за очень низкую заработную плату, но кроме этого получала также краудфандинговые «акции». Согласно условиям контракта краудфандинг-инвесторам и членам съемочной группы один раз в год в течение десяти лет с момента выхода фильма выплачиваются роялти-дивиденды.

Основанный в 2009 году Kickstarter стал одним из синонимов краудфандинга и наиболее успешным из аналогичных проектов, хотя он и не был пионером на этом рынке и при его выходе уже работали десятки подобных платформ, каждая из которых имела свою специализацию. Kickstarter — это в основном платформа для «креативных проектов»: на нем можно собрать деньги на фильм, книгу, на постановку танца или фотоальбом. На что там только не собирают. К примеру, на создание коллекции чая. На составление школьного расписания в стиле зомби. На гаджеты. Недавно собрали на «вертолет», поднимающийся в воздух силой ног крутящего педали велосипедиста.

    Общий объем средств, собранных методом краудфандинга, только на этой платформе давно превысил $1 млрд, внесенных почти 6 млн спонсоров более чем на 135 тыс. проектов, включающих музыкальные, книгоиздательские, театральные, кинематографические, медийные, видеоигры и т.д. Речь не идет об инвестиционных проектах, все права собственности и прибыль от реализации остаются у создателей, спонсоры довольствуются символическими подарками, возможностью первыми опробовать тот или иной проект. Финансирование происходит по принципу «все или ничего», нельзя собрать лишь часть заявленной на осуществление проекта суммы. Если к установленному сроку спонсоры поверили заявке, набрали запрашиваемую и обоснованную (бизнес-планом) сумму в форме финансовых «обещаний», то одновременно со всех платежных карт «подписавшихся» на проект списываются обещанные ими суммы. Если проект не набрал сумму «обещаний» к сроку, не платит никто. Надо уметь подать проект, к нему предъявляются определенные требования, команда Kickstarter выступает медиатором, отсеивая заведомое мошенничество. Проектанты должны отвечать на вопросы спонсоров, быть постоянно на связи, в том числе когда проект уже реализуется.

   Создатели Kickstarter уверяют, что процент успешных проектов высок: почти половина. По статистике те, кто набирает хотя бы 20% требуемых средств, имеют уже 80% вероятности набрать всю сумму, достигшие рубежа 60% почти со стопроцентной вероятностью наберут всю сумму. То есть еще и сама публика с самого начала отсеивает «мусор». Согласно исследованию, проведенному в Университете Пенсильвании пару лет назад, из 471 успешного проекта (тех, на которые были собраны запрошенные деньги) в разряде «Дизайн и технологии» 381 получили вполне реальные результаты, часть осталась незаконченной, 3 вернули деньги обратно, 11 «исчезли» и их создатели перестали выходить на связь со спонсорами.  Иными словами,  14 полностью провальных проектов, собравших чуть более $21 тыс., против 381 показавших положительный результат и собравших $4,5 млн. Это результат, которому можно только позавидовать.

   Почему люди жертвуют деньги на понравившуюся идею? Это могут быть друзья тех, кто затевает проект. Поклонники, если речь идет об известных людях. Или просто те, кому понравилась идея и он готов безвозмездно пожертвовать на ее осуществление пару сотен долларов — обычно размер пожертвований именно такой. Проектанты рекламируют себя в социальных сетях, в прессе, рассылают рекламу. И находят отклик.

     Помимо Kickstarter (это около 90 человек, работающих в компании в Бруклине, Нью-Йорк) имеется множество других форм и платформ краудфандинга. И даже краудинвестинга. Данная платформа, скажем, исключает любые формы благотворительности, стипендий, проведение кампаний и т.д. Есть даже «долговой» краудфандинг — по выплате долгов. Общемировой рынок краудфандинга оценивается в $6–7 млрд. В настоящий момент работает постоянно около полутысячи глобальных краудфандинговых платформ, на любой вкус и специализацию, начиная от благотворительных до специализирующихся на интеллектуальной собственности.

   В России есть прямой аналог Kickstarter — платформа Boomstarter и Planeta.ru. В основном у нас собирают деньги на «творческие проекты», доля предпринимательских или изобретательских невелика. По объему и разнообразию российские платформы не могут сравниться с западными аналогами. Процент успешности тоже ниже — около 20%. 

   Главный фактор любого краудфандинга — доверие.  Спонсоры должны поверить в проект, поверить людям, которые его затевают, поверить их объяснениям, бизнес-плану и идее. Это могут быть как вполне известные люди, даже «звезды» в своей области.   Сама краудфандинговая платформа, как и посредничающие платежные системы (скажем, Amazon), живут за счет отчислений от сумм, собранных на успешные проекты (провалившиеся не платят ничего), набегает процентов десять.

   Какие гарантии успешности или неуспеха? Собственно, никаких. Много проектов, собрав деньги, потом не укладываются в график (до трех четвертей). Но это считается простительным: в творчестве невозможно подчас все предусмотреть. Некоторые проваливаются, и тогда деньги спонсоров пропадают зря. Но, напомним, они изначально и не ожидали никакой денежной отдачи.

    Как ни покажется удивительным но процент мошенничества очень низок. Процентов пять (то есть чтобы скрылись с деньгами или вообще ничего не произвели). Еще какое-то количество проектов обвиняют в завышении сметы и пр. Но это считается в обществе, где рождаются такие «кикстартеры», вполне допустимыми издержками для того, чтобы творческая мысль и экономика в целом развивались дальше. Это неизбежный риск. И большинство собирающих таким образом деньги людей отрабатывают их. И потом отчитываются о сделанном.  Интересующихся темой краудфандинга в России все больше, и это радует. Краудфандинг в России преодолел барьер недоверия. Отрасль воспринимают адекватно, инвесторы потихоньку интересуются рынком. Очень важно, что вокруг краудфандинговых площадок стали появляться агентства, подрядчики, аналитики и сообщества. Это главный показатель развития  нового (перспективного) рынка. Растет количество успешных проектов и сборы в один успешный проект.  Все игроки рынка и эксперты однозначно признали, что российский крауд-рынок очень похож на крауд-рынок США, только с запаздыванием на пару лет. Налицо явная конкуренция между основными российскими крауд-площадками — в целом, это хорошо для более динамичного и здорового развития рынка.

  Самое важное — появились успешные проекты «из народа». Успешный краудфандер — это уже не группа БИ-2, Гришковец или “Король и Шут”. Это проект научной книги для детей, компьютерная игра, памятник Росомахе и др.  Но, к сожалению, имеются и сложности. Из общих проблем рынка необходимо отметить следующие: отсутствие прозрачных данных о рынке и его игроках, непроработанность российского законодательства в сфере крауда, отсутствие единых отраслевых стандартов и терминологии и т. д. Ложка дегтя — это сложная экономика краудфандинговых площадок, требующих терпения от их инвесторов, однако рынок растет — и нормально, что такие проекты выйдут на окупаемость только через три — пять лет. К сожалению пока качество кампаний на Kickstarter на порядок выше качества наших кампаний. Это проявляется и в видео, и в текстах, и материалах. Один из существенных минусов рынка — отсутствие знаний у начинающих авторов, знаний, как сделать успешный свой краудфандинговый проект. Если бы авторы побольше времени уделяли подготовке к запуску, прислушивались к советам наших менеджеров и читали наш блог повнимательнее, то количество успешных сборов было бы намного больше.

    Большим сдерживающим фактором является неосведомленность людей в сфере электронных платежей, ведь на этом и держится краудфандинг — вы можете быстро и легко перечислить деньги всеми доступными сейчас способами, начиная от пластиковой карты и заканчивая мобильным телефоном. А многие люди до сих пор думают, что карта нужна, чтобы раз в месяц снять с нее зарплату. И очень нужна просветительская работа, в том числе на государственном уровне.   

 

   

Знакомьтесь, наиболее известный международный эндаумент-фонд – Нобелевский. 

       

Фонд Нобеля ( швед. Nobelstiftelsen ) — частная организация, основанная 29 июня 1900 года для управления финансами и администрированием Нобелевских премий. Фонд был основан в результате завещании Альфреда Нобеля, изобретателя динамита. В своём завещании Альфред Нобель завещал 94% всего своего имущества учреждение и указал, чтобы его деньги были использованы для присуждения ежегодных премий по физике, химии, физиологии и медицине, литературе и миротворческой деятельности. На момент смерти Нобеля его состояние оценивалось в современных ценах примерно в $212 млн., сегодня же активы Нобелевского фонда превышают $500 млн. Этого вполне достаточно, чтобы ежегодно выдавать каждому лауреату нобелевской премии не менее $1 млн. 

  

 

 

Являясь по сути финансовым менеджером Нобелевский Фонд представляет инвестиционную компанию. Инвестиционная политика Фонда имеет своей целью сохранение и увеличение стоимости активов, что является гарантией размера Нобелевских премий. Положения завещания Альфреда Нобеля указывали исполнителям инвестировать его средства в «безопасные ценные бумаги». В соответствии с понятиями начала XX века под безопасными ценными бумагами понимались в основном государственные облигации с фиксированной процентной ставкой. 

     Для первых 50 лет управления активами фонда Нобеля характерна ситуация жёстких ограничений по возможным направлениям инвестиций и высоким уровнем налогообложения полученных доходов от инвестиций. Вопрос об освобождении фонда от налогов поднимался и обсуждался в шведском рикстаге в течение довольно длительного периода времени. В 1946 году наконец фонд Нобеля был освобождён от налогов, что привело к росту активов фонда и постепенному увеличению размера нобелевских премий. Безналоговый статус создал большую свободу действия, позволяя Фонду проводить инвестиционную политику не принимая во внимание налоговые соображения, которые характеризуют действия многих других инвесторов. 

       В течение 1980-х финансовые результаты деятельности фонда продолжали улучшаться. В этот период фондовый рынок продолжал расти. Росла также стоимость недвижимости, в которые были вложены средства фонда. Однако в 1985 году налоги на недвижимость в Швеции резко возросли и прибыль исчезла. В 1987 году Совет фонда Нобеля принял решение для управления недвижимостью создать отдельную компанию под названием Beväringen, акции которой продавались и покупались на фондовой бирже. Фонду повезло продать всю компанию по управлению недвижимостью Beväringen накануне катастрофического падения цен на недвижимость в начале 1990-х годов. 

    К 1991 году фонду удалось вернуть стоимость Нобелевских премий их реальной стоимости 1901 года. В настоящее время номинальная стоимость активов Нобелевского Фонда составляет приблизительно 3,1 миллиарда шведских крон. В 2006 каждая из Нобелевских премий составляла около 1,45 миллиона долларов США.  С 1 января 2000 года Нобелевскому Фонду также разрешили добавлять прибыль, полученную от капитализации активов, к призовому фонду. Согласно завещанию Альфреда Нобеля, только прямой доход в виде процентного дохода и дивидендов можно было использовать для формирования сумм, предназначенных для выплаты Нобелевских премий. Доход, полученный в результате роста стоимости акций ранее не мог быть использован для выплат. Согласно новым правилам прибыль от продажи активов Фонда, также может использоваться для формирования премиального фонда до такой степени, чтобы поддержать ценность Нобелевских премий. Это изменение было необходимо для того, чтобы поддерживать ценность Нобелевских премий на постоянном уровне, вне зависимости от кризисов на фондовом рынке. В настоящее время Нобелевский Фонд может самостоятельно принимать решения, сколько  из его активов можно инвестировать в акции.

 

 

 

.