Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Такси для ветерана

.

Every year on May 9 with my son in the morning wandering around the city and to all veterans encountered awarded on the cloves. This year, we have asked for my girlfriend Masha with her five-year daughter.
Machines grandfather went through the war and was a knight of the Order of Glory of three. He died from his wounds at home even in the 46th. His grave for thousands of kilometers from Moscow, in the distant Kazakhstan's Maria and wanted to convey his grandfather flower and a kind word, through still alive ...
My son bought a bunch of carnations in the morning, waited and waited, but Mary never appeared. Suddenly a call, quickly apologized, said that behind the wheel and can not speak, then call back. Well, no, because there is. Have done without it, although a little offended.

And late at night Masha again called and told just such a story:
- It's probably six months, our home phone as the chain broke.
Every day, five times I vyzvanival some drunken freaks and try to call a taxi. My number one zero different from their phone dispatching ...
What I just did not do, and I complained and Khamila ... As soon as I take the phone and hear - Ale, a taxi?
And now, my daughter came to meet you, standing in the doorway, a sudden call, pick up the phone, and then a man's voice:
- Ale taxi? Victory Day you.
I just wanted to say. something unpleasant but "Victory Day" knocked me up. The voice continued:
- Tell me, my beauty, and you have any discounts for veterans of war, yet May 9 today? And I did not go far, but definitely not ...
I, as the head hit, shout:
- Yes, yes, do not worry there are discounts! Wait at the door, gray car Mazda will you fifteen minutes. Behind the wheel of a girl.
Come in Kuzminki, two aunts (apparently a neighbor) is removed from the entrance to the veteran with crutch. An old, opened his mouth, breathing hard medals to the ground clones and smell of it, the smell from our grandparents. It smells like comfort, old books, feather pillows, baby soap and hours-clocks ...
We are going to Sokolniki. Conversation. Pavel Ivanovich said that there, at the fountain on the bench waiting for his old friend Vadim, they fought on one front, and every year there are already fifty years.
About a discount, too, talked and I confirmed that, yes, the controller did not disappoint - the discount will be, do not worry ...
Parked and Grandfather darted, not knowing what to do, first set the crutch out of the car or foot to stretch? It was evident that his grandfather out of the house is not very often ... cause it to conduct. He was afraid that it will affect the price, but from helping refused.
They came to the fountain, passers-by smile, give flowers, pictures of us children, and other Vadim, something not seen ... Pavel Ivanovich worried, sat down on a bench and began phoning him.
But meekly. The tube nobody took.
Then he began to rummage in his pockets and pulled out an old lady's purse and asked:
- Masha, how much do I owe you? You go, and I'll sit, call, wait.
I say:
- Do not worry, remove the money, you can take back home?
Grandfather suddenly burst into tears like cough:
- I knew it. Vadim did not live up to the 9th of May. I do not live. Do not take the phone.
What am I now ...?

Passers-by approached the veteran ceremonial crying, increased his motley bunch, congratulations, smiled and moved on. Everyone thought that the old man touched by the attention and military songs ...
I porydat with him and began to raise his grandfather from the bench:
- Get up, go to Vadim. Where does he live?
The road was not a close friend lived as much in Golitsyno, but I did not care, though in Vladivostok.
Here we are, long strayed, have found a home, I like something dragged the grandfather to the second floor. They began to call into the apartment, no one opened. Neighbors came out and said that for a long time did not see him. Pavel Ivanovich started to choke and I led him out into the street, into the air. We went down one flight, on top suddenly snapped the lock and heard a hoarse voice:
- Pasha, where are you? I hear that call, he is got out of bed until reached. Faster does not work, back to grab. Sorry, did not go to the fountain, could not, and the phone somewhere hurt. Rings and rings where?
- Pavel Ivanovich, became stronger and began to choke swallowing words:
- What are you doing, I waited in Sokolniki, called, thought it was all ... Brock - you scoundrel!
We climbed into the apartment until I found a tank of dirty laundry discharged mobile Vadim, they drank vodka and chekushku my grandfather asked the other money for the trip.
Then I confessed that the taxi driver and not a penny from them will not take.

When it was dark, Mary drove the old man back to his Kuzminki, although not free, cloves still had to take ...

Такси для ветерана.

 

Каждый год 9-го мая мы с сыном, с утра бродим по городу и всем встреченным ветеранам вручаем по гвоздичке. В этом году с нами напросилась моя подруга Маша со своей пятилетней дочкой.
Машин дед прошел всю войну и был кавалером трех орденов Славы. Умер дома от ран еще в 46-м. Его могила за тысячи километров от Москвы, в далеком Казахстане, вот Маша и захотела передать своему деду цветочек и доброе слово, через еще живых…
Мы с сыном с утра купили охапку гвоздик, ждали, ждали, но Маша так и не явилась. Вдруг позвонила, наскоро извинилась, сказала, что за рулем и говорить не может, потом перезвонит. Ну нет, так нет. Обошлись без нее, хоть и чуточку обиделись.

А поздно вечером Маша опять позвонила и рассказала вот такую историю:
- Уже, наверное полгода, наш домашний телефон как с цепи сорвался.
Каждый день раз по пять мне вызванивают какие-то пьяные уроды и пытаются вызвать такси. Мой номер одним нулем отличается от телефона их диспетчерской…
Чего я только не делала, и жаловалась и хамила… Как только беру трубку и слышу – Але, такси?
И вот сегодня мы с дочкой собрались на встречу к вам, стоим уже в дверях, вдруг звонок, беру трубку, а оттуда мужской голос:
- Але такси? С Днем Победы Вас.
Я только хотела сказать. что-то нелицеприятное но «С Днем Победы» сбило меня с толку. Голос продолжил:
- Скажи, красавица, а у Вас есть какие-нибудь скидки для ветеранов войны, все же 9-е мая сегодня? И ехать мне совсем не далеко, но обязательно надо…
Меня, как по голове ударило, кричу:
- Да, да, не волнуйтесь скидки есть! Ждите у подъезда, машина серая Мазда будет у Вас минут через пятнадцать. За рулем девушка.
Приезжаю в Кузьминки, две тетки (видимо соседки) выводят из подъезда ветерана с костылем. Старенький, рот открыл, дышит тяжело, медали к земле клонят и пахнет от него, как пахнет от всех наших дедушек и бабушек. Пахнет уютом, старыми книгами, перьевыми подушками, детским мылом и часами-ходиками…
Едем в Сокольники. Разговорились. Павел Иванович рассказал, что там, у фонтана на лавочке его ждет старый друг Вадим, они воевали на одном фронте и каждый год встречаются уже лет пятьдесят.
Про скидку тоже поговорили и я подтвердила, что, да, диспетчер не обманула - скидка будет, не переживайте…
Припарковались и Дедушка заметался, не зная как быть, вначале костыль из машины выставить, или ногу, чтобы упереться? Видно было, что из дома дед выходит очень не часто… Вызвалась его проводить. Он испугался, что это скажется на цене, но от помощи не отказался.
Пришли к фонтану, прохожие улыбаются, дарят цветы, фотографируют с нами детей, а друга Вадима, что-то не видно… Павел Иваныч заволновался, опустился на скамейку и принялся ему названивать.
Но все безответно. Трубку никто не брал.
Потом стал рыться в карманах, вытащил старинный женский кошелечек и спросил:
- Машенька, сколько я Вам должен? Вы поезжайте, а я посижу, позвоню, подожду еще.
Я говорю:
- Не переживайте, уберите деньги, может Вас обратно домой отвезти?
И дедушка неожиданно расплакался, как будто закашлялся:
- Я так и знал. Не дожил Вадик до 9-го мая. Не дожил. Не берет трубку.
Что же я теперь…?

Прохожие подходили к плачущему парадному ветерану, увеличивали его разношерстный букет, поздравляли, улыбались и шли дальше. Всем казалось, что старика растрогало внимание и военные песни…
Я порыдала вместе с ним и стала поднимать деда с лавочки:
- Вставайте, поехали к Вадиму. Где он живет?
Путь оказался не близким, друг жил, аж в Голицыно, но мне было уже все равно, хоть во Владивостоке.
Приехали, долго плутали, нашли дом, я кое как затащила деда на второй этаж. Стали звонить в квартиру, никто не открыл. Вышли соседи и сказали, что уже давно его не видели. Павел Иваныч начал задыхаться и я повела его на улицу, на воздух. Спустились на один пролет, вдруг сверху щелкнул замок и раздался сиплый голос:
- Паша, ты куда? Я слышу, что звонят, пока встал с постели, пока дошел. Быстрее не получилось, спину прихватило. Прости, не поехал к фонтану, не смог, да и телефон куда-то задевался. Звонит, а где звонит?
- Павел Иванович, стал еще сильнее задыхаться и заговорил глотая слова:
- Ты чего, я же ждал в Сокольниках, звонил, думал, что все… Подлец - ты подлец!
Поднялись в квартиру, пока я отыскала в баке с грязным бельем разряженный мобильник Вадима, они распили чекушку водки и мой дед попросил у друга денег на обратную дорогу.
Тут я и призналась, что не таксистка и ни копейки с них не возьму.

Когда уже стемнело, Маша отвезла старика обратно в его Кузьминки, правда не бесплатно, гвоздики все же пришлось взять…

.